Новый законопроект о криптовалютах в Украине — представители отрасли взялись за разработку

Новый законопроект о криптовалютах в Украине — представители отрасли взялись за разработкуОбсудить будущее криптовалют и блокчейна в украинском законодательстве собрались криптопредприниматели, инвесторы, юристы и policy makers на круглом столе «Законодательное регулирование криптовалют» 3 февраля в рамках Blockchain Fashion Conference

Круглый стол модерировал управляющий партнёр Blockchain Lab Станислава Подъячев.

В начале встречи участники отвечали на вопрос: «Зачем регулировать на национальном уровне то, что и так работает? Что позитивного может добавить регулирование?»

Практически все эксперты сошлись во мнении, что государству стоит регулировать общественные отношения в рамках криптовалют. Многие спикеры высказались о том, что нужно дать определения основных понятий: например, как стоит понимать криптовалюты в рамках украинской правовой системы. Также важно устранить старые нормы, которые не дают развиваться отрасли.

После того, как предпринимателями и юристами был очерчен круг проблем, свое мнение выразили представитель Национального Банка Украины Эмал Бахтари, депутат Мустафа Найем, инвестор Андрей Колодюк, представители Министерства экономического развития и торговли.

Ниже приводим основные тезисы круглого стола и результаты встречи.

Андрей Колодюк, председатель наблюдательного совета UVCA

С одной стороны, я поддерживаю саморегулирование. Для примера, украинская IT-отрасль не была зарегулирована какими-то особыми законами, и поэтому удалось достичь таких успехов. Сейчас IT-сектор — это третий сектор Украины по экспорту.

Но с другой стороны, нужно помнить, что Украина не находится в вакууме. Многие страны мира конкурируют за то, чтобы бизнес, связанный с криптой и ICO, регистрировался именно у них.

Например, в декабре наши соседи в Беларуси создали свое законодательство касательно криптовалют. Комитет по блокчейну в UVCA по просьбе Администрации Президента оценил последствия принятия закона в Беларуси для нашей экосистемы. Если мы хотя бы симметрично не отреагируем на Декрет в Беларуси, то наш украинский бизнес будет работать в других юрисдикциях. В той же Беларуси, в Эстонии, в Швейцарии, в Канаде — где угодно, но не в Украине.

Казбек Бектурсунов, основатель LMG Group, соорганизатор Blockchain Fashion Conference

2018 год — год перехода реальной экономики в криптондустрию. Спекуляции и пузыри уже прогремели и исчезают, сейчас вопрос, что будет дальше.

Парадоксально, но инициатором этого круглого стола выступили представители от индустрии fashion. И вот мы, украинцы, инициаторы этого события, стоим перед выбором: куда же нам бежать, чтобы регистрировать свои криптопроекты. В Беларусь? В Эстонию? На Мальту?

Беларусский Декрет № 8 вступает в силу 29 марта 2018 года. Это наш дедлайн для принятия решений.

Артем Ахромкин, Министерство Экономического развития и торговли Украины

Когда обычно говорят о регулировании, то уходят в две опции «зарегулировать» и «урегулировать». К сожалению, наши граждане думают, что мы хотим все всегда зарегулировать. Мы этого не хотим и понимаем, что «крипте» быть. И мы должны сесть в этот вагон первыми. Министерство экономики не может полностью выпустить закон по криптовалютам, но что касается нормативно-правовых актов, то мы открыты к диалогу и приглашаем вас всех в рабочие группы.

Сейчас в Раде лежат 4 законопроекта касательно криптовалют. И не все из них продуманы хорошо. Если мы будем необдуманно принимать сырые законопроекты, то это будет очень глупо.

Эмал Бахтари, руководитель проектов и программ департамента открытых рынков НБУ

Вопрос модератора: Как смотрит НБУ на то, чтобы украинские компании, которые проводят ICO, открывали счета в украинском банке? Нет ли каких-то негласных ограничений на эту тему?

Я не вижу никаких проблем в рамках текущего законодательства. Есть вопрос валютного регулирования. Но запрета нет.

Вопрос модератора: И НБУ не будет преследовать коммерческие банки за то, что они позволили клиенту купить биткоин за гривну?

Есть ряд ограничений при осуществлении валютно-обменных операций. Биткоин — не валюта, у него нет статуса валюты. Поэтому прямого запрета нет. Что может сказать Нацбанк при операции покупки или продажи криптовалюты? 150 тысяч гривен — это поток финмониторинга. Вы должны идентифицировать человека при такой операции, проверить его документы. Это правило действует на покупку и продажу чего бы то ни было: как если бы вы купили машину, квартиру, золото и так далее.

Никаких исключений или особых статусов при операциях продажи и покупки криптовалют за гривну нет. Для этого нет никаких юридических оснований.

В августе у нас была масса запросов от силовых органов, от разных отделений полиции со всей страны: «Что такое криптовалюта? Является ли она денежным суррогатом? Запрещена ли она в Украине?». То есть люди искали возможность заработать. Этот фактор мы убрали. Мы заявили, что это не валюта, не денежный суррогат и не валютная ценность.

Теперь все уголовные дела устремились в другую сферу: незаконное подключение к электроэнергии, финансирование террористических организаций. То есть что угодно, но уже не звучат ни понятие «денежные суррогаты», ни «валюта». Что же дальше? Нужно законодательно урегулировать, чтобы еще больше вопросов отпало, и ни у кого не возникало желания на этом незаконно нажиться.

Расскажу о двух пунктах, которые НБУ не допустит. Это официальная точка зрения Банка.

Первый: согласно законодательству, гривна — наше единственное платежное средство. Сейчас мы не хотим рассматривать, что криптовалюты могут стать еще одним законным средством платежа на территории Украины.

Это делается, чтобы национальная валюта имела авторитет, вес; вызывала доверие у страны, каким бы тяжелым это не казалось. Мы хотим, чтобы гривна была расчетом. Операции покупки, продажи (за криптовалюту — прим. ред.) — это все можно преподнести в другом виде, например, при помощи договора мены.

Второй важный момент: мы хотим бороться с коррупцией. Весь мир борется, вся банковская система хочет вывести на светлую сторону весь вал транзакций.

Мы не хотим никому упростить процесс дачи взятки, отмывания денег, финансирования терроризма. Мы за развитие технологий, но только не за тот счет, что создадим кому-то возможность делать неприемлемые вещи.

Нам не нравятся те четыре закона, которые на сегодняшний день лежат в правительстве. Мы возьмем на себя эту роль лидеров и соберем ключевых регуляторов и участников рынка, представителей парламента.

Артем Афян, адвокат, управляющий партнер Juscutum

Что касается финмониторинга: может быть нам стоит сжечь весь кеш? Ведь именно там основная часть взяток! И второе, компания Bitfury представила разработку Crystal, позволяющую отследить все транзакции в криптовалюте. Хуже для взяточника, чем взять взятку в биткоине или эфире, нет ничего, ведь это значит навсегда отпечатать в цифровой среде свои действия!

Мы бы могли обойти Беларусь, если бы Нацбанк осенью совместно с Минфином опубликовали письмо-разъяснение о правовом статусе. Не законопроект, а просто разъяснение, этого было бы достаточно.

Казбек Бектурсунов, основатель LMG Group, соорганизатор Blockchain Fashion Conference

В данный момент Украина находится в арьергарде стран с каким-то ответом в законодательстве о том, что такое легальная сторона криптоиндустрии.

Не нужно забывать, что правом законодательной инициативы обладает ряд государственных институтов, в том числе и Верховная Рада. И после этого круглого стола, мы все равно все встретимся в Верховной Раде. И мы точно не будем ждать, что решит отдельная рабочая группа (Нацбанка, Министерства экономического развития и торговли — прим. ред.).

Мустафа Найем, народный депутат Украины

Мне кажется, мы неадекватно оцениваем степень понимания этого явления теми людьми, которые принимают решения. Законодательной инициативой в Украине обладает три субъекта: это депутат, президент и Кабинет министров. Скажите, пожалуйста, есть ли у кого-то иллюзии, что президент или люди в Кабинете Министров искренне понимают, что это такое и с чем это едят? Я не говорю о тех, кто на этом зарабатывает и кому эта регуляция совсем не нужна.

Мы сейчас разговариваем и думаем, что придем и скажем: «Вот, смотрите, какой закон хороший есть», а к нам сразу кинутся депутаты и скажут: «О, класс! Еще один давайте».

Простите меня, но так не будет. Вас просто не слышно. Вы сами между собой разговариваете, разрабатываете какие-то законопроекты, юристы какие-то сидят, специалисты. Но в их понимании (людей , которые в итоге будут подавать законопроект и принимать решение) — все это МММ и лохотрон.

При всем уважении к Нацбанку, который заявляет, что за покупку криптовалюты ничего не будет, что это не будет запрещаться, к сожалению, так сложилось наше законодательство, что все решать будет не Нацбанк. Это будет решать конкретный прокурор, или следователь, или СБУ, которые поймут, что какого-то парня можно «прижучить» при помощи криптовалюты.

Потому что в рамках следствия происходит так: то, что не понимает следователь — это незаконно. Он следует такой логике: если я чего-то не понимаю и этого нет в законодательстве, то это обман и обход законодательства. Нужно, чтобы у нас был закон, в котором хотя бы просто определили понятия: что такое «майнинг», что такое «криптовалюта».

Что я предлагаю? Первое, давайте не жадничать в плане инициативы. Не важно кто подпишется под законопроектом или какое сообщество скажет: «Это мы подали законопроект». Эта конкуренция есть, и, к сожалению, в данном случае эта конкуренция привела нас к тому, что есть четыре законопроекта, которые никому не нравятся.

Нужно понимать, что если появится еще хоть десять законопроектов, пройдет только один. Тот, за который громче всего будут лоббировать. И при этом у вас есть враги: это депутаты, которые не понимают, что происходит, депутаты, которые на этом спекулируют, и ваши коллеги, которые работают на черном рынке. Мы в меньшинстве.

Ладно я молодой, мне эта тема интересна. А тот [депутат], который сейчас добывает «бурштын» в Житомирской области — ему это неинтересно, и он не хочет брать за это ответственность, ему еще есть, что добывать из земли. Врагов вокруг много, так что давайте объединять индустрию.

Нужен один законопроект, который разработает отрасль, за которым будут стоять люди с разными представлениями из разных секторов. Пока такого голоса от отрасли нет — ничего не будет.

Время подковерных процессов и интриг в Раде уже прошло. Мы стали прозрачнее, информации стало больше. Но за то время, что я разбираюсь в этой теме, я узнал о четырех разных группах, которые в тайне друг от друга разрабатывали законопроекты.

Как втихаря может законопроект разрабатываться? Это же не для себя, это не «кодекс чести самураев Житомирской области»! Это закон, по которому жить потом должна вся страна. Вы хотите, чтобы мы потом приняли закон, который составлялся втихаря? Так не бывает: это публичный законопроект, его надо обсуждать.

Поэтому все эти «междусобойчики» — они не нужны. У вас же есть общее четкое понимание что такое «майнинг», что такое биткоин? Давайте хотя бы такие четкие определения пропишем от всей отрасли.

ИТОГИ ВСТРЕЧИ

Участники круглого стола пришли к решению, что необходимо работать над совместным законопроектом. При этом инициатива о создании рабочих групп звучала и со стороны НБУ, и со стороны Минэкономики, и со стороны комьюнити криптопредпринимателей. Также Андрей Колодюк предложил организовать закрытую встречу без прессы для представителей отрасли и всех заинтересованных. Встреча назначена на 7 февраля 2017 в офисе UVCA.

Участие в мероприятии возможно после подтверждения регистрации.

Редакция InVenture будет следить за развитием событий.

Источники изображений: Информатор Киев, Legal High School, ForkLog

Источник:

Первое и крупнейшее медиа издание Украины, посвященное рынку прямых инвестиций и венчурного капитала   InVenture Media Group

logo