Отсутствие согласия одного из супругов не помешает продаже общего имущества

При заключении одним из супругов договора о распоряжении общим имуществом считается, что он действует с согласия другого супруга…
Отсутствие согласия одного из супругов не помешает продаже общего имущества

«Согласно части третьей статьи 65 СК Украины для заключения одним из супругов договоров, требующих нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации, а также договоров относительно ценного имущества, согласие второго из супругов должно быть подано в письменном виде.

По содержанию части первой статьи 203, части первой статьи 215 ГК Украины основанием недействительности сделки является несоблюдение в момент совершения сделки стороной (сторонами) требований, установленных частями первой-третьей, пятой и шестой статьи 203 настоящего Кодекса, и в частности, когда содержание сделки противоречит ГК Украины, другим актам гражданского законодательства. Законодательством не установлено недействительности сделки при отчуждении общего имущества супругов без письменного согласия одного из супругов, а поэтому при рассмотрении споров о разделе ценного спорного имущества и признании недействительными сделок по отчуждению такого имущества без письменного согласия одного из супругов, при наличии согласия другого супруга, суды должны исходить из права одного из супругов на соответствующую компенсацию стоимости отчужденного не в интересах семьи имущества.

Пунктом 6 статьи 3 ГК Украины к основам гражданского законодательства отнесена, среди прочего, добросовестность. Согласно части второй статьи 369 ГК Украины и части второй статьи 65 СК Украины при заключении одним из супругов договора о распоряжении общим имуществом считается, что он действует с согласия другого супруга. Из анализа указанных норм закона в их взаимосвязи можно сделать вывод, что заключение одним из супругов договора о распоряжении общим имуществом без согласия второго из супругов может быть основанием для признания такого договора недействительным лишь в том случае, если суд установит, что тот из супругов, кто заключил договор в отношении общего имущества, и третье лицо — контрагент по такому договору, действовали недобросовестно, в частности, что третье лицо знало или по обстоятельствам дела не могло не знать о том, что имущество принадлежит супругам на праве общей совместной собственности, и тот из супругов, кто заключает договор, не получил согласия другого супруга».

Данная правовая позиция, высказанная Верховным Судом Украины в постановлении от 22 июня 2017 г. по делу №6-3058цс16, является продолжением порочной тенденции, которая уже  несколько лет укрепляется в судебной практике с помощью постановлений ВСУ от 27 января 2016 года по делу №6- 1912цс15, от 12 октября 2016 г. по делу №6-1587цс16, от 30 марта 2016 по делу №6-533цс16 и других. Данная  практика направлена ​​на защиту добросовестных приобретателей, однако дает для недобросовестных отчуждателей «зеленый свет» для злоупотреблений. Ведь теперь, для того чтобы признать недействительной сделку по отчуждению другим супругом общего совместного недвижимого или ценного движимого имущества, «пострадавшему» не достаточно только самогоотсутствия его письменного, а для недвижимости — нотариально удостоверенного — согласия на заключение сделки, а необходимо еще доказывать заведомую недобросовестность обеих сторон такой сделки. Хитрые мужья и жены «теряют» паспорта со штампами или находят другие способы скрыть обстоятельство приобретения имущества в браке, а иногда и вступают с нотариусом в сговор с целью заключения заведомо незаконной сделки в ущерб супругу. Доказывание «недобросовестности» приобретателя имущества является оценочным и крайне изменчивым понятием, которое будет оценено на внутреннее усмотрение каждого судьи в зависимости от его личного восприятия поведения сторон и предоставляемых ими доказательств. Это позволит принимать противоположные решения в данной категории дел в пользу той из сторон, к которой конкретный судья будет более благосклонен. Сбор же доказательств о возможных взаимоотношениях сторон спорной сделки представляется крайне сложным, поскольку они составляют конфиденциальную информацию — тайну частной жизни каждого человека — и поэтому, если приобретателем имущества является не близкий родственник, а с первого взгляда «постороннее» лицо, получить доказательства егонедобросовестности становится, скорее, задачей частного детектива, а не адвоката. При этом лицо, покупающее или иным способом приобретающее имущество, объективно может и не знать о наличии прав на него у другого совладельца. В таком случае Верховный Суд Украины оставляет за «пострадавшим» право требовать компенсации стоимости его части имущества с другого супруга. Но лицо, уже заведомо неправомерно отчуждающее общие ценности, вряд ли оставит за собой какое-то имущество для обеспечения реальной возможности исполнения судебного решения о взыскании денежной компенсации. Скорее всего, никакой реальной компенсации стоимости «потерпевшая» сторона не получит в связи с отсутствием у должника имущества и доходов для реального исполнения судебного решения.

Таким образом, люди, которые годами вкладывали средства и усилия в улучшение имущественного состояния своей семьи усилиями своих бывших «половин» и при содействии Верховного Суда Украины могут остаться «у разбитого корыта». Считаю, что вывод о том, что «законодательством не установлено недействительности сделки при отчуждении общего имущества супругов без письменного согласия одного из них», противоречит ч. 2 ст. 65 СК Украины, согласно которой: «Жена, муж имеет право на обращение в суд с иском о признании договора недействительным как такового, который заключен вторым из супругов без ее, его согласия, если этот договор выходит за пределы мелкого бытового».

Следовательно, раз имеют право на обращение с иском о признании договора недействительным, значит имеют право и на его удовлетворение на этом же правовом основании. Кроме того, согласно ч. 3 ст. 65 СК Украины для заключения одним из супругов договоров, требующих нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации, а также договоров относительно ценного имущества, согласие второго из супругов должно быть подано в письменном виде. Согласие на заключение договора, который требует нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации, должнобыть нотариально засвидетельствовано. Им соответствует ч. 2 ст. 369 ГК Украины, согласно которой согласие совладельцев на совершение сделки (которая подлежит нотариальному удостоверению и (или) государственной регистрации) по распоряжению общим имуществом должно быть выражено письменно и нотариально удостоверено.  То есть существуют прямые нормы ч. 3 ст. 65 СК Украины и ч. 2 ст. 369 ГК Украины о необходимости письменного, а для недвижимого имущества — письменного нотариально заверенного согласия совладельцев на заключение сделки.  Именно нарушение этих норм и является нарушением законодательства Украины в понимании статей 203, 215 ГК Украины и основанием для признания сделки недействительной.

Напомню, что по содержанию части первой статьи 203, части первой статьи 215 ГК Украины основанием недействительности сделки является несоблюдение в момент совершения сделки стороной (сторонами) требований, установленных частями первой-третьей, пятой и шестой статьи 203 настоящего Кодекса, и в частности, когда содержание сделки противоречит ГК Украины, другим актам гражданского законодательства. Обращаю внимание, согласно указанной норме достаточно нарушения одной стороны. А о добросовестности следует вспоминать,прежде всего, защищая тех, кто добросовестно годами наживал свое имущество и мгновенно потерял его. До 2015 годасуществовала устоявшаяся судебная практика о недействительности таких сделок, однако сейчас она изменилась, по моему мнению, в ошибочном направлении. От этого разочарование простых граждан в судебной системе только усилится, поскольку они в основном и так уже чувствуют свою беззащитность и безнаказанность обидчиков.

Источник:

Судебно-юридическая газета