Озвучены результаты исследования рынка legal tech

dlia-stranici1-300x114

По словам одного из руководителей исследования Хольгера Цшайге, юристы и адвокаты интересуются возможностями повышения эффективности своей профессиональной деятельности с помощью новых технологий, понимая, что эти технологии не заменят их, а помогут им в работе. Согласившись с экспертами в том, что автоматизации юридических процессов часто препятствует высокая стоимость программных решений, он отметил: в ближайшем будущем использование legal tech не будет зависеть от бюджета на автоматизацию, поскольку уже сейчас появляются простые и недорогие системы.

Редакция «АГ» получила результаты исследования, посвященного изменению рынка legal tech в 2018 г. Оно было организовано PwC, Infotropic Media и Legal Insight. Исследование проводилось Викторией Арутюнян, руководителем практики «Консультационные услуги в области управления юридической функцией» PwC Legal, совместно с Хольгером Цшайге, генеральным директором Infotropic Media.

Хольгер Цшайге
Генеральный директор Infotropic Media
В России юристы используют технологии с 1990-х гг. В начале «нулевых» прошла очередная волна внедрения новых технологий в юридический бизнес: появились первые системы электронного документооборота с дополнительными функциями для юристов и системы для управления проектами в юридических фирмах и департаментах. Однако по-настоящему внедрять технологии для повышения эффективности юристы начали после всемирного финансового кризиса 2008 г., поскольку возникла необходимость увеличивать объемы работ и показывать более высокие результаты. В последние два-три года количество программных решений для юристов заметно выросло. На сегодняшний момент на российском рынке уже доступны более 150 таких решений. Так что я считаю, что российский рынок не отстает от мирового.

В ходе исследования изучались проблемы автоматизации юридических департаментов. К участию были привлечены 70 небольших и крупных компаний: в 39% из них – менее 10 человек, в 45% – от 11 до 50 человек, и по 8% приходилось на компании, численность сотрудников которых составляет от 51 до 100 человек и более 100 человек.

Юридические процессы активно автоматизируются

При ответе на вопрос о том, какие процессы автоматизированы в юридических компаниях, респонденты чаще называли договорную работу, доверенности, разработку и согласование локальных нормативных актов.

Юрист ART DE LEX Елизавета Могильная отметила, что в большинстве юридических фирм все процессы так или иначе автоматизируются. «Компании внедряют в свою работу системы автоматизированного биллинга, отчетности, распределения задач и др. Все эти “канцелярские” задачи решаются продуктами ProjectMate, Jeffit и т.д. А казавшиеся раньше сложными процессы поиска информации о контрагентах решаются такими программами, как Casebook, “СПАРК-Интерфакс” и их аналогами, – рассказала она. – Все эти программные решения существенно снимают нагрузку с юриста и освобождают ему время».

Партнер адвокатского бюро «А2» Михаил Александров подтвердил, что трендом автоматизации последних лет является развитие систем проверки контрагентов. «Например, с помощью программы “Контур.Фокус” теперь довольно просто объективно оценить своего контрагента. Это ответ на запрос рынка по усилению комплаенс-функции».

Кирилл Никитин
Старший юрист VEGAS LEX
В настоящее время в практике любого юриста большую роль играют информационно-программные продукты, владение которыми является базовой компетенцией независимо от места работы и занимаемой должности. Так, всем известные сервисы учета и контроля судебных процессов, комплаенса, анализа судебной практики не являются уже чем-то из ряда вон выходящим, а воспринимаются скорее как данность.

Результаты опроса, посвященного программным продуктам, которые используют юридические департаменты, показали, что в небольших компаниях популярен MS Office. В более крупных обычно используется единая система электронного документооборота для всей компании, часто с доработками для юридического департамента. Реже используются отдельные решения для юрдепартамента.

В планах юристов – дальнейшая автоматизация

В ходе исследования был задан вопрос о том, какие процессы только планируется автоматизировать. В числе популярных ответов вновь оказались договорная работа, доверенности, разработка и согласование ЛНА. Также респонденты говорили о базе знаний, управлении задачами, претензионно-исковой работе, комплаенсе, госконтроле, трудовых отношениях, управлении имуществом, интеллектуальной собственности, лицензиях и законопроектной деятельности.

Старший юрист VEGAS LEX Кирилл Никитин из наиболее перспективных процессов, которые будут автоматизироваться в первую очередь, выделил договорную работу, комплаенс и претензионно-исковые процессы. «В то же время крупные компании будут стремиться к автоматизации всей юридической функции в целом», – уверен он.

По мнению Михаила Александрова, в крупных компаниях будут и дальше автоматизироваться процессы согласования и создания типовых форм документации. «Хочется верить, что скоро юристы будут подавать все документы в суд в электронном виде, – добавил он. – И я был бы восхищен системой, которая бы позволяла улучшить в корне управление знаниями внутри фирмы».

Хольгер Цшайге также отметил, что сейчас на рынке нет систем для управления знаниями или объектами интеллектуальной собственности, только разрабатываются системы предиктивного анализа и анализа документов с использованием искусственного интеллекта. Говоря о дальнейшей автоматизации, он отметил: «Потребности в технологиях у каждой юридической фирмы индивидуальные, но решать они призваны в целом одни и те же проблемы: есть доля рутинной работы, которую алгоритмы могут выполнять более эффективно, чем человек; информация специалисту нужна быстро и в полном объеме; клиента надо обслуживать на высоком уровне».

Что мешает внедрять новые юридические технологии

Вопрос о планах по приобретению юридическим департаментом решений legal tech показал, что 18% респондентов готовы приобрести такие решения, а 21% пока это не планируют. Остальные хотели бы, но ограничен бюджет, возможность привлечения внешних IT-провайдеров, либо на рынке нет решений, соответствующих предъявляемым требованиям.

Рассуждая о готовности юридического рынка к автоматизации, Михаил Александров отметил, что в России очень мало крупных компаний, а небольшим фирмам и частнопрактикующим юристам автоматизация обычно кажется сложным, дорогим и зачастую ненужным процессом. Вместе с тем он выразил мнение, что дальнейшее развитие рынка legal tech подтолкнет юристов к тому, чтобы улучшать свою работу: вести учет времени, организовать правильно документооборот, больше взаимодействовать с судами в электронном виде, как только они будут готовы к этому, и т.п.

Хольгер Цшайге
Генеральный директор Infotropic Media
Юридические фирмы начинают понимать, что legal tech – тенденция. Кроме того, бизнес заставляет юридические департаменты становиться более эффективными, и управляющие партнеры задумываются о применении технологий, но не знают, с чего начать. На рынке очень мало специалистов, которые знают процессы в юридическом бизнесе и то, как их оптимизировать с помощью существующих решений. Но даже адвокаты – пожалуй, самая консервативная каста среди юристов – проводят круглые столы, посвященные legal tech, и интересуются возможностями повышения эффективности, понимая, что технологии не заменят их, а помогут в работе.

Хольгер Цшайге, говоря о факторах, влияющих на стремление повысить уровень автоматизации, заметил, что многое зависит от объема работы: маленьким фирмам не пригодятся системы электронного документооборота и предиктивного анализа исхода судебных дел, коммерческая система управления знаниями. Кроме того, решающее значение имеет бюджет. По его словам, фирмам, являющимся частью крупной международной компании, иногда проще, но не всегда западные технологии возможно использовать в России – отсутствует интеграция в российские системы.

Эксперт отметил, что в ближайшем будущем использование legal tech не будет зависеть от размера фирмы или бюджета на автоматизацию, поскольку уже сейчас появляются простые и недорогие системы, которые могут подойти и небольшим компаниям.

Такого же мнения придерживается Кирилл Никитин. «Рынок профессионального консалтинга готов к автоматизации при условии экономической целесообразности, – уверен он. – Предлагаемые продукты в большинстве своем являются штучными и дорогими, в связи с чем они экономически эффективны лишь для крупных компаний. Но это вопрос времени: те эксклюзивные сервисы, которые сейчас появляются, в будущем станут доступны повсеместно».

Один из опросов был посвящен недостаткам существующих продуктов legal tech. В их числе респонденты называли несоответствие продуктов предъявляемым требованиям; недостаток решений, позволяющих автоматизировать одновременно все или несколько процессов; высокую цену, а также отсутствие кроссплатформенности, сложности интеграции с другими ПО, недоработанность продуктов. Кроме того, упоминались вопросы ответственности: что произойдет с данными в случае технического сбоя, кто будет нести ответственность и оплачивать потери, которые понесла компания?

Хольгер Цшайге пояснил, что в юридических департаментах часто говорят о несоответствии существующих решений их потребностям и отсутствии единого решения для автоматизации всех процессов и при этом, как правило, сталкиваются с отказом разработчиков адаптировать свой продукт или необходимостью затратной доработки. Все это, по его словам, указывает на основную проблему на рынке – недостаточную коммуникацию между разработчиками и юристами.

Михаил Александров подтвердил: «Сам вот уже почти три года общаюсь с программистами и могу сказать, что существует огромная пропасть в понимании задач ими и юристами. Разработчики продуктов legal tech должны фокусировать свои усилия на том, чтобы помочь юристу, а не заменить его. Сейчас зачастую юристы видят в предлагаемых программах лишь усложнение собственной работы, а не наоборот».

За legal tech будущее

По словам Виктории Арутюнян, рынок legal tech активно развивается: создаются стратегические альянсы и совместные проекты, увеличивается объем инвестиций, карту legal tech России составляют порядка 150 проектов и решений для юристов, в то время как в прошлом году речь шла о нескольких десятках решений.

Кирилл Никитин рассказал, что на отечественном рынке представлено множество игроков, предлагающих различные решения и сервисы, ничем не уступающие западным аналогам. «Другое дело, что внедрение данных продуктов определяется возможностями и потребностями потребителей, что с учетом непростой экономической ситуации тормозит развитие российского рынка legal tech», – добавил он.

Партнер Адвокатского бюро «А2», основатель проекта A2Time.RU
Я бы разделил существующие технологии на два класса: первые призваны заменить юристов, вторые направлены на автоматизацию «рутинных» процессов и нужны для того, чтобы юристам помочь. Что касается разработки последних, Россия отстает от зарубежных стран. Так, например, в США только систем для учета времени/автоматизации практики около 50. Однако можно говорить, что российский рынок находится на мировом уровне, если судить по программам, созданным для замены человека в сфере предоставления юридических услуг. Это объясняется отсутствием регулирования рынка. В Великобритании и Штатах, например, программа по закону не вправе давать юридические консультации. А у нас чуть ли не каждый месяц появляются новые чатбот-проекты.

Елизавета Могильная рассказала, что за последние несколько лет рынок legal tech в России существенно вырос. Увеличилось число IT-решений – начиная с программ по автоматизации «канцелярских» процессов, которые юристы вынуждены осуществлять каждый день помимо юридической работы, заканчивая сервисами онлайн-консультаций, способных к самообучению.

«При этом сложно говорить о том, отстает ли рынок России от других стран, –отметила юрист. – С одной стороны, в других странах есть развитые системы, аналогов которых в России нет, например американская система VR, применяемая в суде для восстановления и воспроизведения места совершения преступления. С другой стороны, ни в одной стране мира нет системы, способной конкурировать по уровню обеспечения доступности и прозрачности правосудия с “Картотекой арбитражный дел”. Этот российский продукт является ориентиром для всех стран».

Елизавета Могильная
Юрист ART DE LEX
Рынок legal tech новый как для России, так и для других стран. Однако те, кто не понимает, что за legal tech будущее, рискуют оказаться на периферии юридического бизнеса.
Автор:
Оксана Оноприенко