Не пропусти

Судья Олег Линник рассказал, почему Юрий Крысин получил условный срок

Судья рассказал, чем руководствовался при вынесении приговора Ю. Крысину, обвиняемому в нанесении телесных повреждений журналисту Вячеславу Веремию.

22 декабря 2017 года Шевченковский районный суд вынес приговор фигуранту многочисленных уголовных производств Юрию Крысину. Он обвинялся в нанесении телесных повреждений корреспонденту газеты «Вести» Вячеславу Веремию, который получил смертельные ранения во время нападения на него так называемых «титушек» в центре Киева 18 февраля 2014 года. Согласно решению судьи Олега Линника, Юрий Крысин был приговорен к четырем годам лишения свободы с испытательным сроком в два года, то есть условно. Решение суда вызвало значительный резонанс в обществе и СМИ, а против условного приговора Ю. Крысину уже выступили многие прокуроры, политики, журналисты и адвокаты, заявившие о том, что суд умышленно не приговорил Ю. Крысина к реальному сроку заключения.  25 декабря на Майдане Независимости состоялась даже акция протеста против решения суда.

Впрочем, сам судья Олег Линник призывает взглянуть на ситуацию без эмоций. Судья считает приговор Юрию Крысину правильным и полностью законным и обращает внимание, что хотя прокуратура и требовала для Ю. Крысина шесть лет лишения свободы, тем не менее, материалы уголовного производства и его квалификация не позволяют говорить об обоснованности такого требования. По словам судьи, нет оснований даже говорить о предыдущих судимостях Ю. Крысина, поскольку к моменту приговора по «делу Веремия» все они уже были погашены. Почему Ю. Крысин получил условный срок и почему обществу следует объективно взглянуть на решение суда, в эксклюзивном интервью «Судебно-юридической газете» рассказал сам судья Олег Линник.

 

Особенности ст. 89 Уголовного кодекса

 

— При оглашении приговора Ю. Крысину СМИ и общественность обратили внимание на Вашу фразу о том, что ранее он не был осужден, хотя известно, что у него уже неоднократно были проблемы с законом.

— Дело в том, что с юридической точки зрения Ю.Крысин, в силу действия ст. 89 («сроки погашения судимости») УК, по состоянию на 22 декабря 2017 года осужденным считаться не мог. Если же говорить о приговорах судов в отношении Ю. Крысина, то таковые действительно имели место. Впервые Ю. Крысин был привлечен к уголовной ответственности в 2010 году. 3 июня 2010 года Киево-Святошинский районный суд Киевской области приговорил его по ч. 1 ст. 119 Уголовного кодекса («убийство, совершенное по неосторожности») к трем годам ограничения свободы. Срок в Ирпенской исправительной колонии Ю. Крысин начал отбывать 15 декабря 2010 года. А 3 апреля 2011 года Ирпенский городской суд принял решение освободить его от наказания условно-досрочно. Согласно ст. 89 УК, при осуждении человека к ограничению свободы, не имеющими судимости признаются те лица, которые не совершали преступлений в течение двух лет после такого решения суда. То есть, согласно уже ст. 90 УК («исчисление сроков погашения судимости») Ю. Крысин считался судимым ровно до 3 июня 2013 года, после чего его судимость была погашена. По состоянию на февраль 2014 года, когда произошли события, которые являлись предметом судебного разбирательства, Ю. Крысин юридически не имел судимостей.

— Но в 2016 году у Ю. Крысина была еще одна судимость.

— Это известная история, когда у Ю. Крысина была обнаружена боевая граната. Тогда он признал вину, и 12 февраля 2016 года между прокурором и подозреваемым было заключено соглашение  о признании вины. 17 марта 2016 года Киево-Святошинский райсуд признал Ю. Крысина виновным в совершении правонарушения, предусмотренного уже ч. 1 ст. 263 («незаконное ношение, хранение, приобретение или сбыт огнестрельного оружия и боевых припасов»). И приговорил его к трем годам лишения свободы, с испытательным сроком в один год, то есть опять условно. 19 апреля 2016 года приговор суда вступил в силу. Но прошел год, и Ю. Крысин опять юридически стал считаться не судимым. Таким образом, до решения Шевченковского райсуда 22 декабря 2017 года, Ю. Крысин считался не судимым, а значит учитывать предыдущие приговоры судов, суд юридически не имел оснований. Так что он считался не судимым в силу действия ст. 89 УК, что должно быть понятно любому квалифицированному юристу.

— Однако Ю. Крысин является фигурантом и других уголовных производств.

— То, что он подозревается в совершении каких-либо других преступлений, 22 декабря не имело никакого значения для суда. По тем производствам еще нет решения судов, а значит, суд не мог принять их во внимание.

 

Что происходило за закрытыми дверями

 

— Почему дело по обвинению Ю. Крысина проходило в закрытом режиме?

— Дело в том, что к обвиняемому еще в 2014 году были применены меры безопасности, у него некоторое время была государственная охрана. Соответствующее постановление следователем Генеральной прокуратуры было вынесено еще 23 мая 2014 года. Согласно п. 2 ст. 27 Уголовного процессуального кодекса, для обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном производстве, судебные заседания проводятся в закрытом режиме. Соответствующее ходатайство было подано прокуратурой и удовлетворено судом. Однако во время судебного процесса неоднократно ставился вопрос о переходе к открытому режиму рассмотрения дела, были соответствующие ходатайства СМИ. Но прокуратура была против этого. Как пример, 15 октября 2014 года в судебном заседании обсуждалась возможность рассмотрения дела в открытом режиме, но против этого выступил представитель Генеральной прокуратуры Александр Ганилов. Соответственно, для того, чтобы процесс мог перейти в открытый режим, было необходимо снять меры безопасности с Ю. Крысина. Это мог сделать только тот орган, который их применил – Генеральная прокуратура, но никак не суд.

— Некоторые СМИ утверждали, что не все доказательства вины Ю. Крысина были приобщены судом к материалам дела.

— Это не соответствует действительности. Все доказательства изучались, видеозаписи просматривались, все свидетели допрашивались.

— Почему дело слушалось так долго?

— Судебный процесс длился более трех лет. Хотя фактически это дело могло быть рассмотрено достаточно быстро еще в 2014 году. Дело в том, что Ю. Крысин фактически признал свою вину и давал исчерпывающие показания. Какой-либо сложностью это дело не отличалось в принципе. Но так получилось, что представители как обвинения, так и потерпевшей стороны требовали максимально полного судебного процесса, с допросом всех свидетелей. Мне неоднократно заявлялись отводы, которые рассматривали достаточно долго другие судьи Шевченковского райсуда. Отмечу, что многие допрошенные в суде свидетели не имели прямого отношения к делу. Большинство из них говорили, что вообще никогда не видели Ю. Крысина, другие не могли сообщить какой-либо конкретной информации по событиям 18 февраля 2014 года на перекрестке улиц Владимирской и Большой Житомирской. Например, в суде допрашивались водитель и медсестра «скорой помощи», которые забирали В. Веремия с места происшествия, а также разные врачи. Ничего конкретного и важного для суда они ни сообщили. Но, тем не менее, прокуратура настаивала на вызове таких свидетелей в суд. Все это в совокупности и привело к столь длительному рассмотрению дела.

 

 

Как срок оказался условным

 

— Почему в столь резонансном деле, суд все-таки решил назначить Ю. Крысину условное наказание?

— Во-первых, согласно обвинительному акту, направленному в 2014 году в Шевченковский райсуд Киева, Ю. Крысину вменялось совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 296 Уголовного кодекса («хулиганство, совершенное группой лиц с применением средств, специально приспособленных для причинения телесных повреждений»). Во-вторых, суд учел ряд смягчающих обстоятельств. Ю. Крысин имеет на иждивении двух малолетних детей, положительно характеризуется по месту работы (Юрий Крысин официально числится на должности директора по развитию фирмы «Пятый регион», которая специализируется на охранной деятельности — прим. авт.), и месту проживания в Киевской области. В-третьих, хотя Уголовный кодекс предусматривает наказание за деяние, предусмотренное ч. 4 ст. 296 в виде лишения свободы на срок от 3 до 7 лет, но как я уже говорил, и как бы это не казалось парадоксальным, в силу действия ст. 89 УК по состоянию на 22 декабря Ю. Крысин считался ранее не судимым. С учетом всех этих обстоятельств, судом и было принято решение назначить Ю. Крысину наказание с испытательным сроком в два года. Теперь он обязан будет выполнять все ограничивающие требования, которые влечет такой приговор, например, уведомлять о смене места жительства, работы и т. д. 

Обращает на себя внимание, что Генеральная прокуратура обвинила Ю. Крысина в хулиганстве, но не в убийстве или соучастии в нем. Получается, что Ю. Крысин хотя и участвовал в нападении на В. Веремия, но к его гибели не имеет отношения?

— Согласно обвинительному акту, переданному в суд прокуратурой, Ю. Крысин вообще не обвинялся в убийстве В. Веремия. Он обвинялся только в том, что поздно вечером 18 февраля 2014 года он догнал В. Веремия и нанес ему множественные удары деревянной битой по туловищу и ногам, после того как автомобиль Skoda Octavia, в котором ехал В. Веремий был остановлен группой лиц на перекрестке улиц Владимирской и Большой Житомирской. При этом полученные журналистом в этом эпизоде травмы экспертиза охарактеризовала как легкие телесные повреждения. Таким образом, в обвинительном акте вообще нет ничего о причастности Ю. Крысина именно к убийству В. Веремия.

— Однако когда еще шло расследование этого дела, первоначальная квалификация все же была по ст. 115 («умышленное убийство») УК. 

— Да, но еще 1 августа 2014 года Генеральная прокуратура своим постановлением закрыла уголовное производство по ст. 115 УК в связи с отсутствием в действиях Ю. Крысина состава преступления по такой квалификации. По всей видимости, в Генеральной прокуратуре приняли во внимание результаты экспертиз и результаты расследования в целом. После этого было начато уголовное производство уже по ч. 4 ст. 296 УК. Кстати говоря, подавляющее большинство свидетелей по этому делу лично не видели, чтобы Ю. Крысин наносил удары В. Веремию. Фактически, о том, что Ю. Крысин нанес корреспонденту удары битой, смог рассказать только один свидетель.

— Во время процесса прокуратура требовала для Ю. Крысина шесть лет лишения свободы, при этом вменяя ему лишь хулиганство. Не кажется ли Вам такая позиция обвинения несколько странной?

— На подобные вопросы должна давать ответы именно прокуратура. Кстати, прокуратура вообще почему-то считает, что Ю. Крысин не сотрудничал со следствием и не признавал вину, хотя из материалов дела следует обратное. Он с самого начала давал признательные показания, в материалах дела есть множество данных о его сотрудничестве со следствием.

 

Законность и верховенство права

 

— С началом судебной реформы ведутся разговоры о том, должны судьи руководствоваться верховенством права или верховенством закона. Насколько можно судить, сейчас многие юристы и судьи начинают склоняться  к тому, что решение суда должно быть не столько законным, сколько справедливым, например, с точки зрения общества.

— Я считаю, что решение суда должно быть в первую очередь соответствующим духу закона. Защита прав человека должна быть на первом месте, в независимости от политических или личных предпочтений. Судья должен не предвзято относиться к делу или к конкретному человеку. Тот, кто сейчас говорит о том, что суд вынес якобы «неправильное» решение, видимо не понимает, что согласно ст. 337 УПК («определение пределов судебного рассмотрения»),  суд не имеет права выйти за пределы обвинительного акта и того, что в нем содержится.

— Как вы относитесь к появлению после приговора Ю. Крысину ряда посвященных Вам публикаций в СМИ и социальных сетях?

— Я считаю, что СМИ необъективно подошли к освещению приговора. Приговор суда был полностью законным и обоснованным. Нужно проявлять меньше эмоций и не заниматься строительством разных конспирологических теорий. Надо просто взять и четко проанализировать обстоятельства дела.

— Традиционный в таких случаях вопрос. Не было ли на Вас давления с чьей-либо стороны при рассмотрении дела Ю. Крысина?

— Никакого давления на меня не оказывалось. Это заявляю абсолютно точно.

Источник