1

Рост тарифов на электроэнергию неизбежен из-за либерализации рынка — Землянский

Крупнейший частный энергохолдинг ДТЭК завышает цены на дефицитный уголь антрацитовой группы, который импортирует из Южно-Африканской Республики и из России.

А делается это для того, чтобы заложить в тарифы на электроэнергию высокую стоимость угля и оправдать формулу ценообразования «Роттердам+». Об этом на своей странице в Facebook сообщил эксперт в энергетической сфере Андрей Герус.

По словам Геруса, тогда как другая энергетическая компания — «Донбассэнерго» покупала антрацит на российском рынке по 75-77 долларов за тонну, ДТЭК импортировал уголь по цене выше 90 долларов за тонну. Примерно на 20 долларов — до 100 долларов за тонну — завышает ДТЭК и стоимость африканского угля, утверждает эксперт.

Насколько реальным является такой сценарий, в эфире радиостанции Голос Столицы пояснил эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский.

ДТЭК декларирует завышенные цены на импортируемый антрацит, для того чтобы заложить в тарифы на электроэнергию как можно большую стоимость угля. Это может соответствовать действительности?

— Знаете, как бы некорректно комментировать заявление коллеги. Но в данном случае ценообразование компании, в том числе ДТЕК, на тот уголь, который закупается, это их головная боль, по большому счету, потому что тариф все равно рассчитывается по той формуле, которая устанавливается НКРЭ. Если мы посмотрим на сегодняшний день, то в связи с вынужденным выходом, остановкой, например, блоков «Центрэнерго», тариф за такие действия увеличен, причем увеличен в разы. Для той же «Донбассэнерго» тариф увеличен в сорок раз от среднего по отрасли тепловой генерации. Поэтому в данном случае ДТЕК может заявить хоть 200 долларов за тонну угля, но компенсировано ему будет исключительно, исходя из той формулы ценообразования, которая установлена НКРЭ. А установлена она, вот этот пресловутый «Роттердам», это с лагом в 12 месяцев. То есть средневзвешенная цена в «Роттердаме» за предыдущие 12 месяцев. Соответственно, к текущим ценам это не имеет никакого отношения. То есть, просить они могут, но компенсировать им вряд ли будут. Тем более что все равно тарифы тепловой генерации компенсируются по остаточному принципу.

Сознательное завышение цен на уголь может происходить с согласия власти, которая до сих пор не отменила формулу «Роттердам +»?

— Подождите с «Роттердам+». У нас по «Роттердам+» выходит 1900 гривен. Если мы посчитаем 90 долларов, не выйдет никак 1900 гривен. До этого покрытие было 1700 гривен, когда контракты с Южной Африкой составляют 100-105 у того же ДТЕК. Но еще раз, это проблемы ДТЕК, а не генерации и не госпредприятия «Энергорынок». То есть в данном случае будет покрываться ровно та стоимость, которая рассчитана по формуле. И я еще раз делаю акцент, что эта формула не привязана к текущим котировкам на Роттердаме, которые достигают 90 долларов, а они привязаны к лагу в 12 месяцев, что соответственно дает понижающий коэффициент для текущего тарифа для тепловой генерации. В данном случае затраты компании — это проблемы компании ДТЕК.

Потребителям стоит опасаться, что на выходе тарифы могут снова увеличиться?

— Президент же подписал закон о рынке электроэнергии, поэтому в любом случае либерализация рынка будет вести к росту тарифов. На каком этапе это произойдет, как быстро это произойдет, мне кажется, что вот в этом случае правительству имело бы смысл принять определенные решения — хотите меморандум, хотите постановление, что тарифы на электроэнергию, вообще на коммунальные услуги, не могут возрастать выше какого-то процента. Мы же имеем на сегодняшний день кратный рост тарифов за последние три года, как электроэнергию, так и на газ, и производные коммунальные услуги, горячую воду и тепло. В результате мы видим заявление комитета ЖКХ, Алены Бабак, которая говорит о том, что вот знаете, мы в бюджет заложили 47 миллиардов на субсидии, а нужно 100, потому что не хватает. И естественно будет не хватать, потому что с каждым месяцем все большее количество домохозяйств начинает претендовать на получение субсидии, потому что люди просто не в состоянии оплатить тот уровень услуг.

Посмотрите, последнее решение, которое было принято правительством, если мне не изменяет память, Гройсман обратился к ВРУ с вопросом распределения 15 миллиардов гривен, для того чтобы покрыть долги по субсидиям. То есть государство увеличивает задолженность по субсидиям. Давайте вспомним, механизм субсидий вообще для чего был? Для того чтобы снивелировать негативные последствия роста тарифов для перехода к рынку. Переход к рынку означает, что на рынке должны появиться дополнительные, альтернативные игроки. В случае когда государство наращивает долги по своим обязательствам, никто из частников в рынок поставок услуг — коммунальных, газа, электроэнергии — заходить не будет. Это станет просто невыгодно и убыточно любой частной компании. Поэтому вот мы заходим в патовую ситуацию, когда логика подсказывает, что вообще наиболее приемлемым решением на данный момент является как раз корректировка тарифов в сторону снижения, но, к сожалению, никаких сигналов со стороны правительства о том, что такие решения будут приняты, мы не видим.

Что происходит сейчас с импортируемым углем? Его оставляют до следующего отопительного сезона? Или он сразу используется?

— Нет, мы же знаем, что пять станций остановлено антрацитовых, значит, соответственно — это тот уголь, который идет на склады, для подготовки к отопительному сезону и использованию его в пики. Поэтому станции, которые работают на антрацитовом угле, они сейчас его не используют, а накапливают.

Напомним, сопредседатель фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич в эфире «ГС» заявил, что для обеспечения должного уровня безопасности на шахтах нужны большие инвестиции.

Источник: gs.fm

Залишити відповідь